Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
14:30, 19 сентября 2018

Александр Ватутин встретился с валуйскими журналистами

Александр Ватутин встретился с валуйскими журналистамиФото: Дмитрий Аладьин
  • Интервью

Внук знаменитого полководца рассказал интересные факты о своей семье.

В последний раз в Александром Ватутиным, внуком Николая Фёдоровича Ватутина, мы виделись несколько лет назад, когда он приезжал в Валуйки вместе со своей мамой, Еленой Николаевной. Журналист, кандидат исторических наук Александр Ватутин сегодня живёт и трудится в Москве на радио, делая еженедельные передачи для русскоязычного населения за рубежом. По его словам, сейчас он старается как можно чаще бывать на родине своих предков. Вот и на этот раз он прибыл по случаю празднования Дня города. К нам в редакцию он пришёл накануне, уже в пять часов вечера. До этого успел побывать на двух встречах в Вейделевском районе, встретился с военными и школьниками в Валуйках. В воинской части он осмотрел недавно установленный бюст своего деда и попробовал настоящей солдатской пищи. Несмотря на быстрый темп дня, гость не выказал никакой усталости и за чашкой чая ответил на все вопросы журналистов. Вот что получилось из нашей беседы.

— Александр Берджихович, какой самый интересный вопрос сегодня вам задали на встречах?

— Его задал мальчик, который спросил, какие вещи генерала Ватутина сейчас хранятся в семье. Почти все вещи, принадлежащие Николаю Фёдоровичу, моя бабушка, Татьяна Романовна, передала в музеи, в том числе в Киев, Чепухино, Белгород и Москву. Была тогда такая директива. Так что почти ничего не осталось.

— В своей жизни вы когда‑нибудь пользовались именем своего прославленного деда?

— Нет, никогда, особенно, что касается карьеры. Но были моменты, когда просто в бытовых случаях я гордился, что внук генерала. Одна пожилая медсестра мне сказала: «А я помню вашу бабушку. А дед ваш был маршалом». Для этого поколения он был маршалом, хотя так и не стал им, хотя всячески заслуживал этого звания и даже приказ готовился несколько раз. Сыграли роль интриги некоторых представителей высшего руководства. Так случилось. Но от этого он не стал менее талантливым.

— Ваши дети, внуки, чем они занимаются?

— У меня один сын. Он закончил Плехановский институт, учился в Гётеборге. Сейчас работает в крупной компании по продаже элитного алкоголя. У меня 15-летняя внучка и внук, которому скоро исполнится пять лет.

— Как вы относитесь к тому, что все чаще в странах Запада, в первую очередь, наверное, на Украине, пытаются переписать историю, принизить роль советской армии в Великой Победе? Как бороться с этим?

— Говорить правду. Ведь часто доходит до маразма. Например, по поводу того, что Жуков и Ватутин истребили украинскую молодёжь. Якобы после освобождения населенных пунктов парней сразу забирали в армию, которые шли впереди опытных бойцов. Так хотели сохранить основную боевую часть армии. А молодых убивали. Это полное враньё. Такого никогда не было. Это придумки и вбросы! А люди ведь начинают верить. Давайте рассуждать логически. Я сейчас говорю как историк. Вот освободили район. Что, мы мобилизуем молодёжь? Нет. Туда входило НКВД, чтобы проверить, кто чем жил в годы оккупации. Это в любой стране так. Потом организуется военкомат. На все это нужно время. А пока суть да дело, армия ушла далеко! Повторяю, в Красной армии этого не было никогда. Другие практиковали, мы — нет. Хочу сказать, что для Николая Фёдоровича был дорог каждый солдат. И когда случалась массовая гибель подчинённых, это была личная трагедия генерала. И не иначе!

— Если бы судьба подарила вам 10 минут встречи с вашим дедом, о чём бы вы говорили?

— Сейчас есть фильмы, когда герои попадают в прошлое и наоборот. Мне иногда кажется, особенно когда еду по сельским дорогам — вот сейчас опустится туман, и на сиденье рядом чудесным образом окажется дед. Уверен, нам бы хватило нескольких слов, чтобы понять, кто мы друг другу, как живёт семья. Но наш разговор всё равно пришёл бы к политике. Он ведь генерал, военный, патриот своей родины. И он бы много не понял никогда. Не понял бы, почему враждуем с Украиной, это ведь наша территория, и что это за страна такая новая.

— Как вы считаете, можно ли было спасти Ватутина после ранения?

— Мифы в истории — самое страшное. Дело в том, что у него было опасное и серьёзное заболевание — туляремия. Эта инфекция сидела в нём и вызывала тяжёлые приступы с высокой температурой, в том числе и на фронте. Я думаю, что это заболевание сыграло значительную роль. Его не учли врачи, не обратили внимания, не досмотрели. И наложение ранения и туляремии сделали своё чёрное дело. Инфекция пошла внутрь. И сделать ничего уже было нельзя.

— Что ваша бабушка говорила о деде? На ваш взгляд, какие черты его она выделяла?

— У них были замечательные, нежные отношения. Они не могли друг без друга. Бабушка всегда была рядом с дедом, даже на фронте. Это настоящая офицерская жена. Николай Фёдорович был человеком очень добрым и отзывчивым, старался и помогал всей своей многочисленной семье. Но большую часть зарплаты, а по тем временам она у него была очень высокой, он отдавал в фонд обороны, покупал танки и самолёты. Семья же жила весьма скромно, получая только продукты. Мне кажется, бабушка на это обижалась. Но все мы живые люди и неидеальны. Сотканы из противоречий. Когда Ватутин погиб, Хрущёв даже писал письмо Сталину, чтобы выделить детям Николая Фёдоровича пенсию.

— Ваши внуки гордятся своим прапрадедом?

— Конечно. И сын, и 15-летняя внучка. Она даже проводит в школе уроки памяти, рассказывает о деде, консультируется со мной, уточняет факты. А внук ещё очень мал. Но он подрастёт, и я обязательно привезу его на родину Николая Фёдоровича. Все замечают, что малыш очень сильно похож на него.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×